Маоизм в Шри-Ланке

Материал из Маоистская Википедии
Перейти к: навигация, поиск

Социально-политический климат на Шри-Ланке во многом определяется складывавшейся тысячелетиями своеобразной этнической ситуацией. Собственно автохтонное население острова — ведды — низкорослые австралоиды, почти утратившие собственный язык и насчитывающие сейчас всего 2,5 тыс. Часть из них живёт в лесу прежней первобытной жизнью, однако глобализация коснулась их и там — они возделывают кукурузу, американский злак.

Основное население острова — типа, с понтом, арии сингалы, а также «ватники»-тамилы; они прибыли сюда из Индии, видимо, примерно в одно время с сингалами, в античности, хотя официозная историография гласит, что позже. Кроме того, есть так называемые «горные тамилы», завезённые на плантации британцами уже в ⅩⅨ веке. Тамилы преобладают на северо-востоке и ведут длительную борьбу против сингало-буддийского шовинизма, за национальное самоопределение. Положение их слегка напоминает русских в Украине, потому что это на острове они в меньшинстве, а через пролив — индийский штат Тамилнаду, где тамилов тьма тьмущая.

Несколько меньше, чем тамилов, мавров или мусульман,— но у них нигде нет большой концентрации. Происходят они то ли от исламизированных тамилов, то ли от арабов, и традиционно выполняют роль местных евреев, занимаясь торговлей и ростовщичеством. На них там все шишки валятся: сингальские хинаянофашисты придут — грабят и избивают, тамильские «тигры» — вообще устроили геноцид, хотя потом очень извинялись.

История ланкийской левой для нас весьма причудлива: здесь троцкисты и брежневисты участвовали в коалиционном правительстве, геваристы-расисты восстали против него и им устроили страшную бойню, а потом, со временем, допустили в парламент, а в 2015 году президентом стал бывший друг и товарищ основателя маоистской компартии!

Итак. В 1935 году отучившаяся в Лондоне молодёжь создала Ланкийскую социалистическую (или «самасамаджитскую») партию, вскоре вставшую на троцкистские позиции и в 1940 г. избавившуюся от сталинистов. В годы борьбы за независимость ЛСП пришлось туго, но ей удалось добиться популярности. В 1964—1975 годах она (будучи уже исключена из Ⅳ интернационала) была одной из правящих в череде коалиционных правительств с главной в стране Шри-ланкийской партией свободы и брежневистской Компартией Шри-Ланки, разделив с ними, таким образом, ответственность за сигнальско-шовинистическую политику репрессий и геноцида (хотя поначалу и троцкисты и брежневисты, справедливости рады, пытались возражать против неё,— но погоня за электоратом их погубила). Популярность посттроцкистов при этом сошла на нет.

Но позвольте: откуда же взялись брежневисты?! Вернёмся к исключённым из ЛСП и создавшим свою свою Объединённую соцпартию сталинистам во главе с доктором С. А. Викрамасингхе (главным управляющим школ Буддийского теософского общества, о как). В 1943 г. они переименовались в Цейлонскую компартию, а в 1972 г.— в Компартию Шри-Ланки. К нынешнему моменту КПШЛ не совсем ещё загнулась, но лучшие её времена остались там же, где и у ланкийских троцкистов — в 1960—1970-х.

И ещё раз вернёмся в прошлое, и к национальному вопросу. Итак, хотя ранее ожидалось, что государственными языками в освободившейся от колониального господства Шри-Ланке будут сингальский и тамильский, в 1956 г. в качестве единственного государственного языка был утверждён сингальский — на смену английскому, которым, так исторически сложилось, тамилы владели лучше. Тамилы, понятное дело, оскорбились и обеспокоились, а им ответили в том духе, что, мол, трудно, что ли, выучить язык страны, в которой вы живёте? И вообще вы ещё докажите, что вы местные жители, а не из Индии понаехали (акт о гражданстве 1948 г. дискриминировал несингальское население, особенно «горных тамилов»). Объяснили так популярно, что многие были убиты. Ну и сами тамилы, конечно, кроткими овечками отнюдь не были. Как рассказывал об этом основатель маоистской компартии: «Расправа над тамильской общиной в 1958 г.— случай, вспоминая который, каждый вменяемый шриланкиец должен склонять голову от стыда. Это навсегда останется пятном в истории нашей страны. В одночасье люди превратились в скотов, опустившихся до того, что они могли обливать бензином и поджигать людей, с которыми у них не было никакой ссоры, кроме того, что они говорили на разных языках». Вот такой был этот «прогрессивный» и «антиимпериалистический» режим, который подпирали троцкисты и брежневисты.

Конечно, это не могло нравиться главе Цейлонской профсоюзной федерации, коммунисту, а к тому же одному из немногих национальных политиков тамильского происхождения Нагалингаму (по-тамильски, Змеиный Член — его натурально так звали!) Шанмугатхасану.

Беседа Мао Цзэдуна и Н. Шанмугатхасана (6 июня 1967 г.)
В 1963 г. он ушёл из Цейлонской компартии и в следующем году основал свою Цейлонскую компартию, с профсоюзами и маоизмом,— на которую, чтобы отличать от брежневистов, долгое время ссылались как на «пекинское крыло». Шан, как звали его друзья, дважды ездил в Китай во время Культурной революции, потом обеспечивал связь с наксалитами.
Рохана Виджевера
В 1971 г. Народно-освободительный фронт или, иначе говоря, Джанатха вимукти перамуна во главе с Роханом Виджеверой устроил восстание, после поражения которого на всех коммунистов обрушились репрессии. Под особенным подозрением оказался Шан, потому что Виджевера перед этим недолгое время состоял у маоистов главным по молодёжи и ушёл от них не в одиночку, так что многие восприняли НОФ как их откол (а может быть и вооружённое крыло — тем более, что действительно была ещё другая отколовшаяся группа «Перадига суланг» («Восточный ветер») во главе с Гамини Япа, сохранившая верность маоизму и пытавшаяся начать затяжную народную войну). Между тем, именно тот же Шан, возможно, первым раскритиковал НОФ, восстание расценивал как провокационную авантюру и даже пришёл к немного параноидальному выводу, что Виджевера, выпускник Института Лумумбы, был внедрён в ланкийское движение брежневистами для подрыва позиций маоистов. Кроме того, НОФ, даром что считался геваристским движением, а его вожак в своём берете явно косил под Че Гевару, придерживался сингальского шовинизма, позже развившегося, как полагают некоторые, до неофашизма. Как свидетельствует Рави Вайтхеспара в «Теоретическом осмыслении национального кризиса: Шанмугатхасан, левые и этнический конфликт в Шри-Ланке», получивший доступ к неопубликованным работам Шана, в 1993 г., уже накануне смерти, тот написал, что НОФ стал «антирабочей, антитамильской, контрреволюционной и потенциально фашистской силой».

Тем не менее, после восстания НОФ Шан попал на год в тюрьму; время там он провёл не без пользы, написав книгу «Марксистский взгляд на историю Цейлона». После этого он ненадолго выехал из страны, и в его отсутствие руководство партией пыталась захватить группа Уотсона Фернандо, генерального секретаря Цейлонской профсоюзной федерации, и некоего Каравиты. В сентябре 1972 г. эта группа была исключена и создала Компартию Шри-Ланки (марксистско-ленинскую), более склонную поддерживать правительство г-жи Бандаранайке и дэнистский ревизионизм. В дальнейшем эти люди бесславно растворились в Шри-ланкийской партии свободы.

В 1973 г. партия Шана, по оценке Госдепартамента США, насчитывала 500—800 человек и под её влиянием находились Цейлонская профсоюзная федерация и Цейлонский союз работников плантаций, насчитывавшие 110 тыс. чел. Партия занималась тем, чего чурались оппортунистические левые, дорожившие голосами сингалов на выборах,— организацией тамильских рабочих на чайных плантациях (Союз «Красный флаг») и низших, «неприкасаемых» каст среди тамилов региона Джаффны. Вайтхеспара в своей уже процитированной книге характеризует её как «одну из самых популярных левых партий на тамильском севере в это время», отмечая, что «многие из [её лидеров], включая высокоуважаемого руководителя партии Н. Шанмугатхасана и М. Картигесана были широко известны среди левоориентированных тамилов Шри-Ланки».

В то же время Шан считал, что ланкийские тамилы не являются нацией, так как не имеют общности хозяйственной жизни, и сторонился радикальных национально-освободительных групп вплоть до (кстати, сваленных… на всяких коммунистов и — намёками — на СССР) чудовищных погромов 1983 года (после которых твёрдо встал на сторону «тигров» — продолжая, конечно, критиковать их за мелкобуржуазность). Это помешало маоистам перехватить у тамильской Федеральной партии влияние на недовольную молодёжь.

После смерти Мао партия Шана решительно отвергла ревизионизм нового дэнистского руководства Китая. Она была среди основателей Революционного интернационалистического движения в 1984 г. В 1991 г. партия приняла название Цейлонская компартия (маоистская).

Отношения между ЦКП(м) и НДМЛП союзнические. Презентация тамильского издания мемуаров Шана, 2013 г. В центре — тт. Сентхивел и Рупасингхе.
Шанмугатхасан скончался 8 февраля 1993 г. в Лондоне, где организовывал международную кампанию защиты доктора Гонсало (перуанского маоистского лидера, который, кстати, до сих пор в заключении) и проходил курс лечения. Партию сейчас возглавляет Сурендра Аджит Рупасингхе.

Как и прочие левые, маоистская партия испытала упадок с 1960-х. Вероятно, основные причины были объективными, но многие указывают, что они были усугублены стилем руководства Шана — чем хуже шли дела, тем больше он ударялся в сектантство и догматизм и тем менее становился терпим к иным мнениям. Люди уходили из партии, «и многие хорошие товарищи кончили разочарованием и аполитичностью, а другие даже стали контрреволюционерами», как пишет тов. Шиванандам Шивасегарам.

Из множества отколов один, произошедший в 1978 г., однако, оказался сравнительно удачным. Группа, которую возглавил К. А. Субрамяньям (тов. Маньям), образовала ещё одну маоистскую партию — Компартию Шри-Ланки (левую). Она (сохранив великое уважение к Шану) отвергла его отказ признавать тамилов нацией и его неприятие альянсов, но допустила поначалу также серьёзную ошибку, исправленную позже, когда ей стала ясна реставрация капитализма Дэн Сяопином: она, как пишет тот же тов. Шивасегарам, «не поняла, что китайские ревизионисты сделали мощные прорывы во власть уже в 1974 г. Китайская Теория трёх миров была испорчена и составила отказ от классового подхода и марксистского анализа. Это было отражением субъективной китайской политики, ставящей свои противоречия с СССР превыше всего остального. Товарищ Шан правильно отделил товарища Мао от такой политики». В 1989 г. Маньям скончался, и его сменил Синнатхамби Касиппиллай Сентхивел. На втором съезде в мае 1991 года КПШЛ(л) переименовалась в Новодемократическую партию, а на пятом съезде в июне 2010 года — в Новодемократическую марксистско-ленинскую партию. В 2014 г. НДМЛП вошла в ИКОР.

Помимо этих двух партий есть некий Интернет-проект Маоистский революционный союз с блогами Новая группа изучения марксизма (был активен до 2011 г.), Блог шриланкийских маоистов (до 2014 г.) и новый блог Освободительная база. Странность проекта заключается в полном отсутствии упоминаний собственно ланкийских реалий.

[править] Ссылки

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты