Рабочая аристократия

Материал из Маоистская Википедии
Перейти к: навигация, поиск

Рабочая аристократия- прослойка рабочих, которых буржуазия подкупает за счёт сверхприбылей от вывоза капитала в колонии и полуколонии, а также (особенно после распада колониальной системы) сверхприбылей, получаемых в результате перераспределения части национального дохода и эксплуатации освободившихся стран; в условиях начавшейся во 2-й половине 20 в. научно-технической революции важным источником подкупа Р. а. становится дополнительная прибавочная стоимость, получаемая в результате введения передовой техники при сохранении монопольных цен.


Содержание

[править] Маркс и Энгельс о рабочей аристократии

«Английский пролетариат фактически все более и более обуржуазивается, так что эта самая буржуазная из всех наций хочет, повидимому, довести дело в конце концов до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией. Разумеется, со стороны такой нации, которая эксплуатирует весь мир, это до известной степени правомерно»
(К.Маркс, Ф.Энгельс. Избранные письма, 1947, с. 105.)
«Вы спрашиваете, что думают английские рабочие о колониальной политике? То же самое, что они думают о политике вообще. Здесь нет рабочей партии, есть только консервативные и либеральные радикалы, а рабочие преспокойно пользуются вместе с ними колониальной монополией Англии и ее монополией на всемирном рынке»
(Энгельс - Карлу Каутскому. 12 сентября 1882 г.)

[править] Энгельс о рабочей аристократии

"Самое отвратительное здесь [в Англии] - это всосавшаяся в плоть и кровь рабочих буржуазная "респектабельность". Социальное расчленение общества на бесчисленные, бесспорно всеми признанные, градации, из которых каждая в отдельности имеет свой "гонор" и проникнута врождённым ей чувством уважения к "лучшим" и "высшим", столь старо и столь устойчиво, что надувать массы для буржуазии не составляет особого труда" (Ф. Энгельс, 7 декабря 1889 г. - цит. по В.И. Ленин. ПСС, 5-е изд., т. 15, с. 264).

«Английский пролетариат фактически всё более и более обуржуазивается, так что эта самая буржуазная из всех наций хочет, по-видимому, довести дело в конце концов до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией. Разумеется, со стороны такой нации, которая эксплуатирует весь мир, это до известной степени правомерно» (Энгельс Ф., [Письмо] Марксу 7 октября 1858 г., Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 29. – цит по: В.И. Ленин. ПСС, т. 27, с. 405).

«Вы спрашиваете меня, что думают английские рабочие о колониальной политике? То же самое, что они думают о политике вообще. Здесь нет рабочей партии, есть только консервативная и либерально-радикальная, а рабочие преспокойно пользуются вместе с ними колониальной монополией Англии и её монополией на всемирном рынке» (письмо Энгельса Каутскому от 12 сентября 1882 г. – цит по: В.И. Ленин. ПСС, т. 27, с. 405). Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2, т.38, с.162-164. – это оно?

[править] Ленин о рабочей аристократии

"...Широкая колониальная политика привела к тому, что европейский пролетарий отчасти попадает в такое положение, что не его трудом содержится всё общество, а трудом почти порабощённых колониальных туземцев. Английская буржуазия, напр., извлекает больше доходов с десятков и сотен миллионов населения Индии и других её колоний, чем с английских рабочих. При таких условиях создаётся в известных странах материальная, экономическая основа заражения пролетариата той или другой страны колониальным шовинизмом" (В.И. Ленин. Международный социалистический конгресс в Штутгарте. - ПСС, 5-е изд., т. 16, с. 69).

"...Исключительное, монопольное, положение создало в Англии сравнительно сносные условия для рабочей аристократии, т.е. для меньшинства обученных, хорошо оплачиваемых рабочих. Отсюда - мещанский, цеховой дух в этой рабочей аристократии, которая отрывалась от своего класса, тянулась за либералами, с насмешкой относилась к социализму как к "утопии"" (В.И. Ленин. Английские споры о либеральной рабочей политике. - ПСС, 5-е изд., т. 22, с. 122).

"Главная историческая причина, которая обусловила особую выпуклость и (временную) силу буржуазной рабочей политики в Англии и Америке, это - давняя политическая свобода и необычайно выгодные, сравнительно с другими странами, условия для развития капитализма вглубь и вширь. В силу этих условий выделилась в рабочем классе аристократия, которая тянулась за буржуазией, _изменяя_ своему классу" (В.И. Ленин. В Америке. - ПСС, 5-е изд., т. 22, с. 232).

"Оппортунизм Английской рабочей партии объясняется особыми историческими условиями второй половины XIX века в Англии, когда "рабочая аристократия" до известной степени участвовала в дележе особо высоких прибылей английского капитала" (В.И. Ленин. В Англии. - ПСС, 5-е изд., т. 23, с. 63).

«Оппортунизм есть принесение в жертву временным интересам ничтожного меньшинства рабочих коренных интересов массы или, иначе, союз части рабочих с буржуазией против массы пролетариата… Оппортунизм порождался в течение десятилетий особенностями такой эпохи развития капитализма, когда сравнительно мирное и культурное существование слоя привилегированных рабочих «обуржуазивало» их, давало им крохи от прибылей своего, национального капитала, отрывало их от бедствий, страданий и революционных настроений разоряемой и нищей массы» (В.И. Ленин. ПСС, 5-е изд., т. 26, с. 248).

«Империалистская война… есть война за привилегии великодержавных наций, за передел колоний между ними, за господство их над другими нациями. Отстоять и упрочить свое привилегированное положение «высшего слоя» мещан или аристократии (и бюрократии) рабочего класса — вот естественное продолжение мелкобуржуазно-оппортунистических надежд и соответственной тактики во время войны, вот экономическая основа социал-империализма наших дней» (В.И. Ленин. ПСС, 5-е изд., т. 26, с. 248).

«Капитализм выделил теперь горстку (менее одной десятой доли населения земли, при самом «щедром» и преувеличенном расчете менее одной пятой) особенно богатых и могущественных государств, которые грабят — простой «стрижкой купонов» — весь мир. Вывоз капитала дает доход 8—10 миллиардов франков в год, по довоенным ценам и довоенной буржуазной статистике. Теперь, конечно, много больше. Понятно, что из такой гигантской сверхприбыли (ибо она получается сверх той прибыли, которую капиталисты выжимают из рабочих «своей» страны) можно подкупать рабочих вождей и верхнюю прослойку рабочей аристократии. Ее и подкупают капиталисты «передовых» стран — подкупают тысячами способов, прямых и косвенных, открытых и прикрытых. Этот слой обуржуазившихся рабочих или «рабочей аристократии», вполне мещанских по образу жизни, по размерам заработков, по всему своему миросозерцанию, есть главная опора II Интернационала, а в наши дни главная социальная (не военная) опора буржуазии. Ибо это настоящие агенты буржуазии в рабочем движении, рабочие приказчики класса капиталистов (labor lieutenants of the capitalist class), настоящие проводники реформизма и шовинизма. В гражданской войне пролетариата с буржуазией они неизбежно становятся, в немалом числе, на сторону буржуазии, на сторону «версальцев» против «коммунаров». Не поняв экономических корней этого явления, не оценив его политического и общественного значения, нельзя сделать ни шага в области решения практических задач коммунистического движения и грядущей социальной революции» (В.И. Ленин, ПСС, т. 27, с. 308).

«Империализм имеет тенденцию и среди рабочих выделить привилегированные разряды и отколоть их от широкой массы пролетариата. Необходимо отметить, что в Англии тенденция империализма раскалывать рабочих и усиливать оппортунизм среди них, порождать временное загнивание рабочего движения, сказалась гораздо раньше, чем конец XIX и начало XX века. Ибо две крупные отличительные черты империализма имели место в Англии с половины XIX века: громадные колониальные владения и монопольное положение на всемирном рынке. Маркс и Энгельс систематически, в течение ряда десятилетий, прослеживали эту связь оппортунизма в рабочем движении с империалистическими особенностями английского капитализма» (В.И. Ленин. ПСС, т. 27, сс. 404-405).

«Получение монопольно-высокой прибыли капиталистами одной из многих отраслей промышленности, одной из многих стран и т.п. даёт им экономическую возможность подкупать отдельные прослойки рабочих, а временно и довольно значительное меньшинство их, привлекая их на сторону буржуазии данной отрасли или данной нации против всех остальных. И усиленный антагонизм империалистских наций из-за раздела мира усиливает это стремление. Так создается связь империализма с оппортунизмом, которая сказалась раньше всех и ярче всех в Англии благодаря тому, что некоторые империалистические черты развития наблюдались здесь гораздо раньше, чем в других странах. Некоторые писатели… любят отмахиваться от факта связи империализма с оппортунизмом в рабочем движении — факта, который ныне особенно сильно бросается в глаза, — посредством «казённо-оптимистических»… рассуждений такого рода: дело противников капитализма было бы безнадежно, если бы именно передовой капитализм вёл к усилению оппортунизма или если бы именно наилучше оплачиваемые рабочие оказывались склонны к оппортунизму и т.п. Не надо обманываться насчёт значения такого «оптимизма»: это — оптимизм насчет оппортунизма, это — оптимизм, служащий к прикрытию оппортунизма. На самом же деле особенная быстрота и особенная отвратительность развития оппортунизма вовсе не служит гарантией прочной победы его, как быстрота развития злокачественного нарыва на здоровом организме может лишь ускорить прорыв нарыва, освобождение организма от него. Опаснее всего в этом отношении люди, не желающие понять, что борьба с империализмом, если она не связана неразрывно с борьбой против оппортунизма, есть пустая и лживая фраза» (В.И. Ленин. ПСС, т. 27, сс. 423-424).

«Одинаково ли действительное положение рабочих в угнетающих и в угнетённых нациях с точки зрения национального вопроса? Нет, не одинаково. (1) Экономически разница та, что части рабочего класса в угнетающих странах пользуются крохами сверхприбыли, которую получают буржуа угнетающих наций, сдирая всегда по две шкуры с рабочих угнетённых наций. Экономические данные говорят, кроме того, что из рабочих угнетающих наций больший процент проходит в «мастерки», чем из рабочих угнетённых наций, — больший процент поднимается в аристократию рабочего класса. Это факт. Рабочие угнетающей нации до известной степени участники своей буржуазии в деле ограбления ею рабочих (и массы населения) угнетённой нации. (2) Политически разница та, что рабочие угнетающих наций занимают привилегированное положение в целом ряде областей политической жизни по сравнению с рабочими угнетённой нации. (3) Идейно или духовно разница та, что рабочие угнетающих наций всегда воспитываются и школой и жизнью в духе презрения или пренебрежения к рабочим угнетённых наций» (В.И. Ленин. О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме». — ПСС, т. 30, с. 107).

«…Эксплуатация угнетенных наций, неразрывно связанная с аннексиями, и особенно эксплуатация колоний горсткой «великих» держав все больше превращает «цивилизованный» мир в паразита на теле сотен миллионов нецивилизованных народов. Римский пролетарий жил на счет общества. Теперешнее общество живет на счет современного пролетария. Это глубокое замечание Сисмонди Маркс особенно подчеркивал. Империализм несколько изменяет дело. Привилегированная прослойка пролетариата империалистских держав живёт отчасти на счёт сотен миллионов нецивилизованных народов» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, с. 165).

«Социал-либерал Гобсон… превосходно подошел еще в 1902-м году к вопросу и о значении «Соединенных Штатов Европы» (к сведению каутскианца Троцкого!) и всего того, что затушевывают лицемерные каутскианцы разных стран, именно: что оппортунисты (социал-шовинисты) работают вместе с империалистской буржуазией как раз в направлении создания империалистской Европы на плечах Азии и Африки, что оппортунисты объективно представляют из себя часть мелкой буржуазии и некоторых слоев рабочего класса, подкупленную на средства империалистской сверхприбыли, превращенную в сторожевых псов капитализма, в развратителей рабочего движения. На эту экономическую, наиболее глубокую, связь именно империалистской буржуазии с победившим ныне (надолго ли?) рабочее движение оппортунизмом мы указывали неоднократно, не только в статьях, но и в резолюциях нашей партии. Отсюда выводили мы, между прочим, неизбежность раскола с социал-шовинизмом. Наши каутскианцы предпочитали обходить вопрос! Мартов, напр., еще в своих рефератах пускал в ход софизм, который в «Известиях Заграничного Секретариата ОК» (№4 от 10 апреля 1916 г.) выражен следующим образом: «…Дело революционной социал-демократии было очень плохо, даже безнадежно, если бы наиболее приблизившиеся по умственному развитию к «интеллигенции» и наиболее квалифицированные группы рабочих фатально уходили от нее к оппортунизму…». Посредством глупенького словечка «фатально» и некоторой «подтасовочки» обойден тот факт, что, известные прослойки рабочих отошли к оппортунизму и к империалистской буржуазии! А софистам… только и надо обойти этот факт! Они отделываются тем «казенным оптимизмом»…: дескать, объективные условия ручаются за единство пролетариата и за победу революционного течения! дескать, мы «оптимисты» насчет пролетариата! А на самом-то деле они… — оптимисты… насчет оппортунизма. В этом суть!» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, сс. 168-169).

«Те две тенденции, даже две партии в современном рабочем движении, которые так явно разошлись во всем мире в 1914-1916 гг., были прослежены Энгельсом и Марксом в Англии в течение ряда десятилетий, приблизительно с 1858 по 1892 год» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, с. 169).

«…в такой стране, как Англия, где до сих пор (как впрочем и во всех империалистских странах) участвовали в социалистическом и вообще рабочем движении преимущественно узенькие верхушки рабочих, представители рабочей аристократии, большей частью насквозь и безнадежно испорченные реформизмом, плененные буржуазными и империалистскими предрассудками. Без борьбы против этого слоя, без разрушения всякого авторитета его среди рабочих, без убеждения масс в полной буржуазной испорченности этого слоя не может быть и речи о серьезном коммунистическом рабочем движении. Это относится и к Англии, и к Франции, и к Америке, и к Германии» (В.И. Ленин, ПСС, т. 39, сс. 162-163).

«Промышленная монополия Англии давно сломана, говорит [Каутский], давно разрушена, ее нечего и нельзя разрушать. В чем фальшь этого аргумента? В том, что, во-1-х, обойдена колониальная монополия Англии. А Энгельс, как мы видели, уже в 1882 году, 34 года тому назад, вполне ясно указал на нее! Если промышленная монополия Англии разрушена, то колониальная не только осталась, но чрезвычайно обострена, ибо вся земля уже поделена!» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, с. 172).

«Почему монополия Англии объясняет победу оппортунизма (на время) в Англии? Потому, что монополия дает сверхприбыль, т. е. избыток прибыли сверх нормальной, обычной во всем свете капиталистической прибыли. Из этой сверхприбыли капиталисты могут выбросить частичку (и даже не малую!), чтобы подкупить своих рабочих, создать нечто вроде союза… — союза рабочих данной нации со своими капиталистами против остальных стран. Промышленная монополия Англии разрушена еще в конце XIX века. Это бесспорно. Но как произошло это разрушение? Так ли, что всякая монополия исчезла? …Это не так. Империализм есть монополистический капитализм. Каждый картель, трест, синдикат, каждый гигантски-крупный банк есть монополия. Сверхприбыль не исчезла, а осталась. Эксплуатация одною, привилегированною, финансово-богатою, страною всех остальных осталась и усилилась. Горстка богатых стран - их всего четыре, если говорить о самостоятельном и действительно гигантски-крупном, «современном» богатстве: Англия, Франция, Соединенные Штаты и Германия - эта горстка развила монополии в необъятных размерах, получает сверхприбыль в количестве сотен миллионов, если не миллиардов, «едет на спине» сотен и сотен миллионов населения других стран, борется между собой за дележ особенно роскошной, особенно жирной, особенно спокойной добычи» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, с. 173).

«Буржуазия «великой» империалистской державы экономически может подкупать верхние прослойки «своих» рабочих, бросая на это сотенку-другую миллионов франков в год, ибо ее сверхприбыль составляет, вероятно, около миллиарда» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, сс. 173-174).

«В 1848-1808 гг. и частью позже монополиею пользовалась только Англия; поэтому в ней мог на десятилетия победить оппортунизм; других стран ни с богатейшими колониями ни с промышленной монополией не было. Последняя треть XIX века была переходом к новой империалистской эпохе. Монополией пользуется финансовый капитал не одной, а нескольких, очень немногих, великих держав. (В Японии и России монополия военной силы, необъятной территории или особого удобства грабить инородцев, Китай и пр. отчасти восполняет, отчасти заменяет монополию современного, новейшего финансового капитала.) … Теперь «буржуазная рабочая партия» неизбежна и типична для всех империалистских стран, но, ввиду их отчаянной борьбы за дележ добычи, невероятно, чтобы такая партия могла надолго победить в ряде стран. Ибо тресты, финансовая олигархия, дороговизна и проч., позволяя подкупать горстки верхов, все сильнее давят, гнетут, губят, мучают массу пролетариата и полупролетариата. С одной стороны, тенденция буржуазии и оппортунистов превратить горстку богатейших, привилегированных наций в «вечных» паразитов на теле остального человечества, «почить на лаврах» эксплуатации негров, индийцев и пр., держа их в подчинении при помощи снабженного великолепной истребительной техникой новейшего милитаризма. С другой стороны, тенденция масс, угнетаемых сильнее прежнего и несущих все муки империалистских войн, скинуть с себя это иго, ниспровергнуть буржуазию. В борьбе между этими двумя тенденциями неизбежно будет развертываться теперь история рабочего движения. Ибо первая тенденция не случайна, а экономически «обоснована». Буржуазия уже родила, вскормила, обеспечила себе «буржуазные рабочие партии» социал-шовинистов во всех странах. …экономически откол слоя рабочей аристократии к буржуазии назрел и завершился…» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, сс. 174-175).

«От «буржуазной рабочей партии» старых тред-юнионов, от привилегированного меньшинства Энгельс отличает «низшую массу», действительное большинство, апеллирует к нему, не зараженному «буржуазной почтенностью». Вот в чем суть марксистской тактики!» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, с. 178).

«Энгельс. {1858 1892} → особенно NB: спускаться ниже к неквалифицированным рабочим, к массе» (В.И. Ленин. ПСС, т. 30, с. 370).

«Стремясь к равенству вознаграждения за всякий труд и к полному коммунизму, мы никоим образом не можем ставить своей задачей немедленного осуществления этого равенства в данный момент, когда делаются лишь первые шаги к переходу от капитализма к коммунизму. Поэтому необходимо оставить на известное время более высокое вознаграждение специалистов, чтобы они могли работать не хуже, а лучше, чем прежде, и для той же цели нельзя отказываться и от системы премий за наиболее успешную и особенно за организаторскую работу; премии будут недопустимы при системе полного коммунизма, но в переходную эпоху от капитализма к коммунизму обойтись без премий нельзя, как свидетельствуют и теоретические соображения и годичный опыт Советской власти. Вместе с тем надо неуклонно работать над тем, чтобы окружать буржуазных специалистов обстановкой товарищеского общего труда рука об руку с массой рядовых рабочих, руководимых сознательными коммунистами, и терпеливо, не смущаясь неизбежными отдельными неудачами, добиваться того, чтобы пробуждать в людях, обладающих научной подготовкой, сознание всей мерзости использования науки для личного обогащения и для эксплуатации человека человеком, сознание более высокой задачи использовать науку для ознакомления с ней всей массы трудящихся» (В.И. Ленин. ПСС, т. 38, с. 98).

«…В марте и апреле 1918 г. стал такой вопрос, как вознаграждение специалистов по ставкам, соответствующим не социалистическим, а буржуазным отношениям, т. е. ставкам, не стоящим в соотношении к трудности или к особо тяжелым условиям труда, а стоящим в соотношении к буржуазным привычкам и к условиям буржуазного общества. Подобного рода исключительно высокое, по-буржуазному высокое, вознаграждение специалистов не входило первоначально в план Советской власти и не соответствовало даже целому ряду декретов конца 1917 года. Но в начале 1918 г. были прямые указания нашей партии на то, что в этом отношении мы должны сделать шаг назад и признать известный «компромисс» (я употребляю то слово, которое тогда употреблялось). Решением ВЦИК от 29 апреля 1918 г. было признано необходимым эту перемену в общей системе оплаты произвести» (В.И. Ленин. ПСС, т. 44, сс. 193-194).

"Тов. Квелч из Британской социалистической партии, говорил... в нашей комиссии..., что рядовой английский рабочий счёл бы за измену помогать порабощённым народам в их восстаниях против английского владычества. Верно, что настроенная джингоистски и шовинистически рабочая аристократия Англии и Америки представляет собой величайшую опасность для социализма и сильнейшую опору II Интернационала, что здесь мы имеем дело с величайшей изменой со стороны вождей и рабочих, принадлежащих к этому буржуазному Интернационалу" (В.И. Ленин, "Доклад комиссии по национальному и колониальному вопросам 26 июля".— т. 41, сс. 246—247),

«О резолюции об эмиграции и иммиграции мы скажем всего несколько слов. В комиссии и здесь была попытка защищать узкоцеховые взгляды, провести запрещение иммиграции рабочих из отсталых стран (кули - из Китая и т. п.). Это - тот же дух аристократизма среди пролетариев некоторых «цивилизованных» стран, извлекающих известные выгоды из своего привилегированного положения и склонных поэтому забывать требования международной классовой солидарности» (В.И. Ленин. ПСС, т. 16, с. 72).

«…Борьба направлений должна существовать и существует: одно направление — революционные, вновь пришедшие к нам рабочие, противники рабочей аристократии; другое направление — рабочая аристократия, возглавляемая во всех цивилизованных странах старыми вождями. Примыкает ли Криспин к направлению старых вождей и рабочей аристократии или к направлению новой революционной рабочей массы, которая против рабочей аристократии,— именно это тов. Криспин оставил в неясности» (В. И. Ленин, ПСС, т. 41, сс. 249—250).

«Криспин сказал: „Мы произвели раскол“. Во-первых, вы его произвели слишком поздно. Уж если о том говорить, то приходится высказать это. А во-вторых, независимым следует не плакать об этом, но сказать: международный рабочий класс ещё находится под гнетом рабочей аристократии и оппортунистов. Так обстоит дело и во Франции и Англии» (В. И. Ленин, ПСС, т. 41, с. 250).

«Революцию, по его словам, можно произвести лишь в том случае, если она „не слишком“ ухудшит положение рабочих. Я спрашиваю, допустимо ли говорить в коммунистической партии в таком тоне. Это контрреволюционно. У нас в России жизненный уровень бесспорно ниже, чем в Германии, а когда мы установили диктатуру, то в результате этого рабочие стали голодать больше, и их жизненный уровень опустился ещё ниже. Победа рабочих невозможна без жертв, без временного ухудшения их положения. Мы должны говорить рабочим противоположное тому, что высказал Криспин. Желая подготовить рабочих к диктатуре и говоря им о „не слишком“ большом ухудшении, забывают главное. А именно: что рабочая аристократия как раз и возникла, помогая „своей“ буржуазии завоёвывать империалистским путём и душить целый мир, чтобы тем обеспечить себе лучший заработок. Если же теперь немецкие рабочие хотят творить дело революции, то они должны приносить жертвы и не пугаться этого. В общем всемирно-историческом смысле верно, что в отсталых странах какой-нибудь китайский кули не в состоянии произвести пролетарскую революцию, но в немногих, более богатых странах, где, благодаря империалистскому грабежу, живётся привольнее, говорить рабочим, что они должны бояться „слишком большого“ обеднения, будет контрреволюционно. Следует говорить обратное. Рабочая аристократия, которая боится жертв, которая опасается „слишком большого“ обеднения во время революционной борьбы, не может принадлежать к партии. Иначе невозможна диктатура, особенно в западноевропейских странах» (В. И. Ленин, ПСС, т. 41, сс. 250—251).

«Физические лица „умирают“ так называемой естественной смертью, но идейно-политические течения так умирать не могут. Как буржуазия не умрёт, пока её не свергнут, так течение, питаемое и поддерживаемое буржуазией, выражающее интересы вступившей в союз с буржуазией группки интеллигентов и аристократии рабочего класса, не умрёт, если его не „убить“, т. е. не свергнуть, не лишить всякого влияния на социалистический пролетариат. Это течение сильно именно своими связями с буржуазией, оно стало благодаря объективным условиям „мирной“ эпохи 1871—1914 годов своего рода командующим, паразитическим слоем в рабочем движении. Тут обязательно не только „порицать“, но бить в набат, разоблачать беспощадно, свергать, „снимать с постов“ этот паразитический слой, разрушать его „единство“ с рабочим движением, ибо такое „единство“ означает на деле единство пролетариата с национальной буржуазией и раскол интернационального пролетариата, единство лакеев и раскол революционеров» (В. И. Ленин, ПСС, т. 27, с. 12).

[править] Троцкий о рабочей аристократии

«Реформизм является течением, выросшим на почве привилегированных верхов пролетариата и отражающим их интересы. Рабочая аристократия и бюрократия есть очень широкий и могущественный слой, особенно в некоторых странах, мелкобуржуазный, в большинстве, по условиям существования и по образу мыслей, но вынужденный приспособляться к пролетариату, на спине которого он поднялся. Верхушки этого слоя через бюрократический, парламентский аппарат буржуазии поднимаются до самых верхов власти и благосостояния» (Л.Д. Троцкий. Что такое центризм. - http://www.pseudology.org/trotsky/trotm279.htm).

Из «разницы между рабочей аристократией и пролетарской массой… выросла в своё время необходимость разрыва с социал-демократией и создания Третьего Интернационала» (Л.Д. Троцкий. Преданная революция).

"И марксизм и реформизм имеют под собою прочную социальную опору. Марксизм выражает исторические интересы пролетариата. Реформизм отвечает привилегированному положению пролетарской бюрократии и аристократии в капиталистическом государстве", "...Рабочая бюрократия и рабочая аристократия являются социальной основой оппортунизма", "Рабочие вовсе не застрахованы раз и навсегда от влияния фашистов. Пролетариат и мелкая буржуазия представляют сообщающиеся сосуды... Служащие, технический и административный персонал, известные слои чиновников... перешли или переходят к национал-социалистам. Они могут увлечь за собой, если ещё не начали увлекать, слой рабочей аристократии. По этой линии национал-социализм вторгается в пролетариат сверху" (Л. Троцкий. Немецкая революция и сталинская бюрократия).

"По своей социальной структуре, пролетариат является наименее разнородным классом капиталистического общества. Тем не менее наличия таких "прослоек", как рабочая аристократия и рабочая бюрократия, достаточно для создания оппортунистических партий, превращающихся ходом вещей в одно из орудий буржуазного господства. Является ли, с точки зрения сталинской социологии, разница между рабочей аристократией и пролетарской массой "коренной" или лишь "некоторой", это все равно: но именно из этой разницы выросла в своё время необходимость разрыва с социал-демократией и создания Третьего Интернационала" (Л. Троцкий. Преданная революция: Что такое СССР и куда он идёт?).

[править] Бухарин о рабочей аристократии

"...эволюция идеологии рабочего движения имела своей основой, имела своей базой ту эволюцию, которую переживал в первую очередь европейский, а за ним и весь мировой капитализм. В первую очередь, повторяю, европейский. После революций 1848 года наступила относительная устойчивость капиталистического режима и начался цикл органического развития капитализма, который свои наиболее яркие противоречия отодвинул на свою колониальную периферию. В основных узлах растущей крупной промышленности мы имели процесс органического роста производительных сил с относительным процветанием рабочего класса. На этой социально-экономической почве мы имели и соответствующую политическую надстройку - консолидированные национальные государства-"отечества". Буржуазия совершенно прочно сидела в седле. Началась империалистическая политика, которая особенно резко стала проявляться примерно с 80-х годов прошлого столетия; на базе повышения жизненного уровня рабочего класса, выделения и быстрого прогресса рабочей аристократии наметился прогресс медленного врастания рабочих организаций, внутренне, идеологически перерождающихся, в систему общего капиталистического механизма... Вот этот процесс и послужил фоном, почвой для перерождения господствующей идеологии рабочего движения", "По сути дела, эти два крыла - ревизионизм и каутскианство - выражали одну и ту же тенденцию вырождения марксизма, тенденцию приспособления, в худом смысле этого слова, к тем новым социальным условиям, которые нарождались в Европе и которые были свойственны этому циклу европейского развития; они выражали одну и ту же теоретическую струю, которая шла прочь от марксизма в его настоящей и действительно революционной формулировке", "В германской социалдемократии, которая в данном случае являлась образцом, еще сохранилась марксистская фразеология, еще сохранилась марксистская символика, еще сохранилась марксистская словесная шелуха, но не было совершенно марксистского содержания, осталась одна словесная оболочка от того учения, которое было выработано в эпоху социальных потрясений середины прошлого столетия. Революционная душа отлетела, и перед нами, по сути дела, было уже учение, которое соответствует оппортунистической практике германской социал-демократии, оппортунистических рабочих партий, объективно переродившихся и подкупленных соответствующими национальными буржуазиями. Можно было бы даже нарисовать своеобразную социально-политически-географическую карту степени подлости этих "марксистов". Чем сильнее страна в области мирового рынка, чем могучее были ее позиции, чем более прожорливую и алчную империалистическую полигику вела данная страна и данная национальная буржуазия, чем больше и сильнее была рабочая аристократия и чем крепче, чем более толстой цепочкой был привязан рабочий класс данной страны к своей собственной буржуазии, к ее государственной организации, - тем оппортунистичнее и тем подлее были теоретические формулировки, хотя бы они и прикрывались марксистскими ярлычками. Повторяю, мы можем такую карту нарисовать, которая могла бы чрезвычайно хорошо иллюстрировать связь между социально-политическим развитием, с одной стороны, и сферой идеологического развития, в данном случае идеологии рабочего движения, - с другой", "Как мы видим, здесь имеется совершенно иное социально-политическое образование, мы имеем совершенно другую идеологию, потому что налицо в значительной мере другая опора для этой идеологии. Этой опорой является рабочий класс наиболее грабительских империалистических государств, в особенности же рабочая аристократия этих могучих империалистических государственных тел. И когда процесс вырождения в области социально-политической получил наиболее классическое выражение, тогда мы стали иметь наиболее классические формулировки, отходящие по всей линии от ортодоксального марксизма" (Н.И. Бухарин. Ленин как марксист).

[править] Сталин о рабочей аристократии

«Свою работу по революционизированию рабочего класса в Европе мы ведём в настоящее время по трём каналам: а) по каналу Коминтерна, через коммунистические секции, имеющие своей ближайшей задачей ликвидацию реформистского политического руководства в рабочем движении; б) по каналу Профинтерна, через революционные профсоюзные меньшинства, имеющие своей ближайшей задачей преодоление реакционной рабочей аристократии в профсоюзах; в) через Англо-Советский комитет единства, как одно из средств, могущих облегчить Профинтерну и его секциям борьбу за изоляцию рабочей аристократии в профсоюзах» (И.В. Сталин.Соч., т. 10, с. 37).

«Пролетариат не есть замкнутый класс. К нему непрерывно притекают выходцы из крестьян, мещан, интеллигенции, пролетаризированные развитием капитализма. Одновременно происходит процесс разложения верхушек пролетариата, главным образом из профессионалистов и парламентариев, подкармливаемых буржуазией за счёт колониальной сверхприбыли» (И.В. Сталин.Соч., т. 6, сс. 183-184).

«…Рабочая аристократия, верхушка рабочего класса, наиболее обеспеченная часть пролетариата с её стремлением к компромиссам с буржуазией, с её преобладающим настроением приспособления к сильным мира, с её настроением «выйти в люди»… представляет наиболее благоприятную почву для откровенных реформистов и оппортунистов» (И.В. Сталин.Соч., т. 9, сс. 10-11).

[править] Китайские коммунисты о рабочей аристократии

«Если партия… представляет интересы не пролетариата и широких масс трудящихся, а интересы рабочей аристократии…, — то такая партия совершенно не в состоянии ни руководить революционной борьбой пролетариата и широких народных масс, ни одержать победу в революции, ни выполнить великую историческую миссию пролетариата» (Центральный Комитет Коммунистической партии Китая. Письмо Центральному Комитету Коммунистической партии Советского Союза от 14 июня 1963 г.).

[править] Экономисты о рабочей аристократии

"Владение собственностью есть одна из форм ограждения, предотвращающая всеобщий доступ к средствам и продуктам производства; обладание формальной квалификацией (credentialism) суть одна из форм ограждения, предназначенная для отслеживания и контроля за воротами, ведущими к ключевым позициям в системе разделения труда" (Parkin F. Marxism and Class Theory: A Bourgeois Critique. L., 1979. P. 48).

"Важно, что отнюдь не все те, кто лишен собственности и принадлежат к категории наемного труда, обязательно находятся в сходной рыночной ситуации" (Lockwoad D. The Blackcoated Worker: A Study in Class Consciousness. L., 1958. P. 203).

"Сохранение частной собственности на рабочую силу в условиях госкапиталистических отношений позволяет ее владельцу, частному собственнику своих знаний, умений и навыков, пользуясь монопольно высоким уровнем знаний, присваивать часть созданного в обществе прибавочного продукта, т.е. заниматься эксплуатацией. Другая часть прибавочного продукта может быть присвоена им благодаря лучшим природным способностям..." (Г. Курцева. О пролетариях коммерческого, пролетариях управленческого и о пролетариях умственного труда).

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты