Маоизм в Латинской Америке: различия между версиями

Материал из Маоистская Википедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
 
Строка 59: Строка 59:
РКПЧ утверждала, что пиночетовский переворот 11 сентября 1973 г. не застал её врасплох — благодаря анализу армии, проведённому ещё двумя годами ранее. Но это событие ещё более укрепило её веру в правильность выбранной революционной стратегии. Будучи, как и прочие левые, ослаблена репрессиями и выживая в глубоком подполье, партия, однако, смогла развивать активность во второй половине 1970‑х. В то же время, внутри партии распространялось замешательство, вызванное ревизионистским поворотом КПК. Это началось ещё с визита в Китай в 1972 году президента Никсона, хотя официально партия этот шаг оправдала. Очевидно, гораздо более напрягло чилийцев лояльное отношение китайских ревизионистов к Пиночету. После смерти Мао отношения совсем испортились. Уже в ноябре 1976 года партия посетила 7‑й съезд Албанской партии труда и подписала там совместное заявление с шестью другими латиноамериканскими партиями, но не перешла в лагерь ходжаизма, а попыталась встать на левомаоистские позиции. [[Теория трёх миров|«Теорию трёх миров»]] она [http://www.bannedthought.net/Chile/RCPC/RevComPartyOfChile-toCPofChina-1977.pdf осудила].
РКПЧ утверждала, что пиночетовский переворот 11 сентября 1973 г. не застал её врасплох — благодаря анализу армии, проведённому ещё двумя годами ранее. Но это событие ещё более укрепило её веру в правильность выбранной революционной стратегии. Будучи, как и прочие левые, ослаблена репрессиями и выживая в глубоком подполье, партия, однако, смогла развивать активность во второй половине 1970‑х. В то же время, внутри партии распространялось замешательство, вызванное ревизионистским поворотом КПК. Это началось ещё с визита в Китай в 1972 году президента Никсона, хотя официально партия этот шаг оправдала. Очевидно, гораздо более напрягло чилийцев лояльное отношение китайских ревизионистов к Пиночету. После смерти Мао отношения совсем испортились. Уже в ноябре 1976 года партия посетила 7‑й съезд Албанской партии труда и подписала там совместное заявление с шестью другими латиноамериканскими партиями, но не перешла в лагерь ходжаизма, а попыталась встать на левомаоистские позиции. [[Теория трёх миров|«Теорию трёх миров»]] она [http://www.bannedthought.net/Chile/RCPC/RevComPartyOfChile-toCPofChina-1977.pdf осудила].


В 1979 г. от РКПЧ откололась ходжаистская [http://www.accionproletaria.com Чилийская компартия («Аксион пролетария»)]<ref>В 2010 году «Аксион пролетария» примкнула к [[ИКОР]], но уже в 2012‑м приостановила членство.</ref>. РКПЧ же в 1980 г. примкнула к работе по организации Революционного интернационалистического движения. РИД был создан в 1984 г., но тут с РКПЧ что-то случилось и она распалась. В следующем году некоторые её члены воссоздали [https://ocrchile.blogspot.com Коммунистическую организацию «Рекабаррен»]<ref>Луис Эмилио Рекабаррен был основателем Социалистической рабочей партии Чили, ставшей затем Компартией Чили, то есть такой чилийский Маригелла.</ref>. Она, однако, не является ни маоистской, ни ходжаистской, а «Аксион пролетария» обвиняет в троцкизме.
В 1979 г. от РКПЧ откололась ходжаистская [http://www.accionproletaria.com Чилийская компартия («Аксион пролетария»)]<ref>В 2010 году «Аксион пролетария» примкнула к [[ИКОР]], но уже в 2012‑м приостановила членство.</ref>. РКПЧ же в 1980 г. примкнула к работе по организации Революционного интернационалистического движения. РИД был создан в 1984 г., но тут с РКПЧ что-то случилось и она распалась. В следующем году некоторые её члены воссоздали [https://ocrchile.blogspot.com Коммунистическую организацию «Рекабаррен»]<ref>Луис Эмилио Рекабаррен был основателем Социалистической рабочей партии Чили, ставшей затем Компартией Чили, то есть такой чилийский Маригелла.</ref>. Она, однако, не была ни маоистской, ни ходжаистской, а «Аксион пролетария» обвиняла в троцкизме, и в 2020 году сгинула.


==Общий обзор==
==Общий обзор==

Текущая версия на 20:38, 23 марта 2022

Обзоры по странам и регионам

Прочие страны

Вышеуказанные обзоры оставили для рассмотрения три страны, населённые главным образом индейцами и метисами и находящиеся к югу от Перу,— Парагвай, Боливия, Чили.

Парагвай

Ppyahura 67704662 407201246585560 4268951884202958328 n.jpg

С 1954 г. и аж до 1989 г. Парагваем правил режим генерала Альфредо Стресснера[1] и большинству коммунистов приходилось скрываться за границей (в Аргентине и Уругвае).

Первая попытка создания в Парагвае маоистской партии окончилась скоро и бесславно: маленькая группа, отколовшаяся в 1963 г. от Парагвайской компартии, вернулась в неё в 1969‑м. Тем временем, в августе 1965‑го оттуда изгнали за маоизм не кого-нибудь, а самого генерального секретаря Оскара Крейдта (стоявшего ещё у истоков компартии в 1933‑м), хотя буквально за год до этого он ругал китайцев[2]. Так образовались две Компартии Парагвая. Партия Крейдта дружила с Кастро, но к середине 1970‑х окончательно сориентировалась на Пекин и осталась прокитайской после ревизионистского переворота. В марте 1977 года Крейдт посетил Китай и был принят членом Политбюро Цзи Дэнкуем. Возможно, под давлением стронистской диктатуры коммунистам просто казалось важнее всего заручиться хоть чьей-нибудь поддержкой. Так или иначе, эффективного сопротивления оказать не смогла ни просоветская, ни прокитайская партии. Крейдт скончался в 1987‑м в Аргентине. Про его партию больше ничего слышно не было.

В 1996 г. было основано Парагвайское революционное народное движение «Пьяхура» (Pyahurã), участвовавшая в маоистской Международной конференции марксистско-ленинских партий и организаций. В 2012 г. она была преобразована в Парагвайскую партию «Пьяхура» (см. также Инстаграм).

Боливия

В Боливии компартия была создана поздно, в 1950-м[3], как откол во главе с Раулем Руисом Гонсалесом от Революционной левой партии[4]). И эмэлы припозднились — откололись только в апреле 1965 г. (кстати, вместе с тем же Гонсалесом) и поначалу даже пытались придерживаться нейтральной позиции в китайско-советском споре. КПБ(мл) возглавил шахтёрский лидер Федерико Эскобар Сапата, но вскоре он умер (или был убит) и его сменил Оскар Самора Мединасельи, при котором партия наконец решительно выступила против советского ревизионизма. В январе 1967 г. он и другие лидеры КПБ(мл) были брошены на несколько месяцев в тюрьму военным режимом Рене Баррьентоса.

Мойсес Гевара

Между тем, в страну уже прибыл Че Гевара. Маоисты заявили, что «единственный способ освободить народ — это совершить революцию через вооружённую борьбу», но в его кампании играли незначительную роль. Одной из причин, вероятно, было недоверие Че Гевары к Саморе, которому он предлагал ранее помощь в содействии организации очага вооружённой борьбы, но тот не был готов всё бросить, и уйти в лес с горсткой опытных товарищей, оставив прочие марксистско-ленинские кадры ревизионистскому руководству КПБ. Впрочем, и во время партизанской кампании маоисты, по некоторым свидетельствам, считали её слишком поспешной. Наконец, категорически против сотрудничества с маоистами были просоветские коммунисты, в определённой мере поддерживавшие Че Гевару. В итоге, так или иначе, у Че были отдельные бойцы как из маоистской (Мойсес Гевара — погиб за несколько недель до Че; его останки были обнаружены только в 1999 г. и упокоены в кубинском Мемориале Че Гевары), так и из просоветской (Инти Передо — погиб десять дней спустя) партий, лидеров же обеих партий после его гибели сурово раскритиковал Фидель Кастро. (Самора тогда ответил, что сам Че их в предательстве не обвинял, что о его прибытии их не предупредили и вообще Кастро якшается с ревизионистами, что, конечно, было правдой.)

После поражения Че Гевары боливийские маоисты ещё более уверились, что были правы и кучка революционных партизан не должна пытаться подменить собой массы. Основной ошибкой его партизанской кампании они назвали то, что «она пренебрегала ролью крестьянства, не смогла получить их поддержку и не вела среди них интенсивную политическую работу». Однако в последующие годы маоисты пытались-таки развернуть партизанскую борьбу. Уже в 1968 году группа студентов-маоистов пыталась партизанить в провинции Чапаре департамента Кочабамба. Два года спустя сам Оскар Самора (Команданте Роландо) возглавил сотню партизан в департаменте Санта-Круз, а другой отряд, под руководством молодого Роберто Санчеса, действовал в той же провинции Чапаре. Ничего путного из этого не вышло.

Guerrer.jpg

Периодом сравнительного примирения было непродолжительное президентство левого генерала Хуана Хосе Торреса, организовавшего Народную ассамблею, в которой были представлены и маоисты и троцкисты. После свержения в 1978 г. диктатуры Бансера[5] маоисты пробовали свои силы на электоральной ниве и организованный ими Революционный фронт левых (РФЛ) получил в 1978-м 1,2 % голосов. Точнее, постмаоисты, потому что партия после смерти Мао поддержала Хуа Гофэна и сохранила отношения с каппутистской КНР, а потом вообще сползла в социал-демократию.[6]

Нынешние маоистские преемники КПБ(мл) враждуют между собой:

Во-первых, Компартия критически поддерживала Моралеса, РФН — нет. Во-вторых, РФН провозглашает народную войну «центральным методом», в то время как Компартия полагает, что годится любой метод — восстание, народная война или «пуэблада» (народные выступления). КПБ(млм) откололась от КПБ(мл) ещё в 1983-м и до 2004-го сохраняло то же название, а основателем своим называет Федерико Эскобара Сапату, основателя КПБ(мл). Партия входила в МКМЛПО, а также в ИКОР, но в 2014 году (справедливо) обвинила украинский лже-КСРД в поддержке необандеровцев и вышла[7]. Фронт появился, вероятно, около 2002 г., но неизвестно откуда.

Чили

Уже в ноябре 1960 года руководство Компартии Чили во главе с Луисом Корваланом поддержало КПСС в китайско-советской полемике и в дальнейшем активно участвовало в нападках на китайцев и албанцев[8].

Тем временем, в рядах КПЧ и сочувствующих образовалась прокитайская группа «Спартак», сосредоточившаяся вокруг учреждённого в марте 1962-го издательства «Эспартако эдиторес», которое делило помещение с новостным агентством «Синьхуа». После организации в сентябре 1963‑го встречи, посвящённой 14‑й годовщине Китайской революции, члены группы «Спартак» были исключены из КПЧ. Год спустя, в октябре 1964‑го, «Спартак» повторил мероприятие, одним из спонсоров которого стал сенатор-социалист Сальвадор Альенде.

В 1964 г. другая левая группа из бывших членов КПЧ — «Революционный авангард» — разделилась на троцкистов и прокитайцев, и последние в следующем году вели переговоры с группой «Спартак» об объединении. (Возможно, это они и были Революционным коммунистическим союзом (возникшим в 1962‑м), который ещё годом позже, при образовании партии, вошёл в неё.)

Logo of Chile's Revolutionary Communist Party.svg

В конце 1964 года сенатор Хайме Баррос, «врач для бедных», вышел из КПЧ и присоединился к «спартаковцам»[9]. В сентябре 1965‑го он посетил Китай и в мае 1966‑го группа была преобразована в Революционную компартию Чили во главе с Хорхе Паласиосом и Давидом Бенкисом, сразу признанную китайцами. Партия энергично нападала на занятую Кастро «нейтралистскую позицию», отстаивала концепцию «двухстадийной» революции и затяжную народную войну как единственный путь прихода к власти, а чуть позже — также поддерживала Культурную революцию.

Президентские выборы 1970 года РКПЧ, естественно, бойкотировала. Она заявляла, что Альенде представляет интересы буржуазии, мелкой буржуазии и рабочей аристократии. После прихода к власти режима Народного единства, партия продолжала противостоять ему (несмотря на установление им дипотношений с КНР), называя его «новой группировкой, созданной для проведения реформистской политики, начатой в Чили двадцать лет назад». Она утверждала, что КПЧ стремится захватить контроль над Народным единством и «стягивать его на всё более примиренческие и оппортунистические позиции», чтобы «развивать в Чили капитализм и эксплуатацию чилийского народа империализмом США и СССР» в союзе с «проянковскими реформистами» из Христианско-демократической партии и армией.

РКПЧ боролась за влияние в рабочем и студенческом движении, но безуспешно: её кандидаты в Центральном профсоюзе Чили получили чуть больше трёх тысяч голосов и не прошли в национальное руководство, на выборах ректора Университета Чили она поддерживала троцкиста Луиса Витале, получившего четыреста с хвостиком голосов, менее одного процента.

В радикальной левой РКПЧ конкурировала с кастроистским Революционным левым движением, основанным в 1965 году бывшими членами Компартии и Соцпартии и обладавшим некоторым влиянием, особенно среди студентов. В руководстве РЛД возобладала молодёжь, а многие старые кадры, включая одного из его основателей, Оскара Вайсса, отошли от организации. РЛД прославилась тогда налётами на банки и супермаркеты, а при Альенде руководило многими захватами земель и предприятий у буржуев и пропагандировало вооружённый путь взятия власти, хотя конфронтации с правительством старалось избегать.

РКПЧ утверждала, что пиночетовский переворот 11 сентября 1973 г. не застал её врасплох — благодаря анализу армии, проведённому ещё двумя годами ранее. Но это событие ещё более укрепило её веру в правильность выбранной революционной стратегии. Будучи, как и прочие левые, ослаблена репрессиями и выживая в глубоком подполье, партия, однако, смогла развивать активность во второй половине 1970‑х. В то же время, внутри партии распространялось замешательство, вызванное ревизионистским поворотом КПК. Это началось ещё с визита в Китай в 1972 году президента Никсона, хотя официально партия этот шаг оправдала. Очевидно, гораздо более напрягло чилийцев лояльное отношение китайских ревизионистов к Пиночету. После смерти Мао отношения совсем испортились. Уже в ноябре 1976 года партия посетила 7‑й съезд Албанской партии труда и подписала там совместное заявление с шестью другими латиноамериканскими партиями, но не перешла в лагерь ходжаизма, а попыталась встать на левомаоистские позиции. «Теорию трёх миров» она осудила.

В 1979 г. от РКПЧ откололась ходжаистская Чилийская компартия («Аксион пролетария»)[10]. РКПЧ же в 1980 г. примкнула к работе по организации Революционного интернационалистического движения. РИД был создан в 1984 г., но тут с РКПЧ что-то случилось и она распалась. В следующем году некоторые её члены воссоздали Коммунистическую организацию «Рекабаррен»[11]. Она, однако, не была ни маоистской, ни ходжаистской, а «Аксион пролетария» обвиняла в троцкизме, и в 2020 году сгинула.

Общий обзор

Возникновение маоизма

В ряде стран региона действовали повстанческие движения, находившиеся под маоистским влиянием: в Гватемале в 1960—1973 гг., в Венесуэле — позднее, с 1969 года, такие группы откалывались как от брежневистов, так и от кастроистов.

В некоторых случаях первые попытки формирования марксистско-ленинских партий оказались неудачны: такие «фальстарты» были в 1960 г. в Аргентине и в 1963 г. в Парагвае.

Одними из первых успешно отделились эмэлы Бразилии в 1961 году. В 1963‑м, последовала небольшая уругвайская группа и чилийцы, а затем, в 1964‑м, колумбийцы и довольно сильная эквадорская партия. В 1965‑м в Гайане, Парагвае и Боливии левые отколы от просоветских партий возглавили их лидеры.

Во второй половине 1960‑х марксистско-ленинские партии образовались в Гаити, Доминиканской Республике, Гваделупе и Гондурасе. «Под занавес» на этом поле возникли две значительные силы: Революционная компартия Аргентины, не сразу избавившаяся от кастроизма, и целая гроздь конкурирующих маоистских партий в Перу (как отколовшихся от старой компартии, так и образовавшихся независимо).

Последними, в 1973‑м, подтянулись суринамцы, но они почти сразу определились как проалбанцы (и просуществовали только десятилетие, до антикоммунистической резни 1982 г.).

В Мексике попытки создания маоистских организаций, предпринимавшиеся и тогда, и позже, так и остались безуспешными. Почти все Карибские острова (кроме расположенных на одном острове Гаити и Доминиканы, а также Мартиники и Гваделупы, где в этот период существовали маоистские группы), включая Кубу и Ямайку, а также Никарагуа и Белиз, насколько известно, остались не затронуты маоизмом.

Гибель старого маоизма

В 1960—1970‑е годы латиноамериканские эмэлы сталкивались с серьёзными вызовами:

  • Жестокие репрессии правых диктатур.
  • Конкуренция с брежневистами в организованном рабочем движении и с кастроистами в партизанских войнах.
  • Попытки проведения ортодоксальной линии на затяжную народную войну по китайскому образцу не получали успеха, что обрекало эти партии на один из трёх вариантов (за одним и более поздним важным исключением):
    • пропагандировать затяжную народную войну, но не предпринимать реальных попыток,
    • отказываться от этой стратегии и ввязываться в конкуренцию с брежневистами и троцкистами (а кроме того рискуя эволюционировать в ходжаистов или социал-демократов),
    • с большим или меньшим успехом ввязываться в различные движения, осуществляющие фокоистскую стратегию (самое знаменитое предприятие такого рода — боливийская операция Че Гевары в 1967‑м, а самое, возможно, масштабное и длительное — колумбийская партизанская война);
  • В начале 1970‑х произошла реабилитация Дэн Сяопина и последующие подвижки в китайской внешней политике, что вызвало смятение в рядах эмэлов. В частности, чилийцы тогда остались верны маоизму, но выступили с открытой критикой очень рано.
  • Вследствие кончины Мао Цзэдуна и последующей идеологической атаки со стороны Ходжи (как по реставраторам капитализма в Китае, так и, без разбору, их противникам) многие эмэлы были деморализованы и уходили из политики, либо переходили в дэнизм, ходжаизм или социал-демократию.

Идеологическое перерождение постигло венесуэльских эмэлов, от которых в значительной степени происходил режим Чавеса, то же случилось с частью доминиканских групп, с гондурасцами, боливийцами. В Перу после смерти Мао «Бандера роха» перешла в ходжаизм, а «Патриа роха» стала дэнистской. Партия в Гайане ушла вправо и выродилась (это был общий тренд в стране). Бразильцы, эквадорцы и часть чилийцев ушли в ходжаизм, парагвайцы — в дэнизм.

Часть чилийцев, оставшихся на маоистских позициях, вместе с гаитянами в 1984 г. приняли участие в основании РИД, но потом обе группы исчезли.

Самым большим успехом и самым тяжёлым поражением латиноамериканских левых стала история «Сендеро луминосо» в Перу, в 1980 году начавшего и успешно развивавшего народную войну. Но в 1992 году эта партия была разгромлена, хотя отдельные столкновения продолжались ещё даже в 2010‑х. Горькой иронией стало, что эта партия осталась единственной в Латинской Америке с успешным опытом народной войны и при том потерпела поражение — но произвела удивительно популярный в мировом левом движении тезис об универсальности народной войны.

Новый маоизм

В 1980‑е и 1990‑е маоизм в Латинской Америке в некоторой степени пережил новое рождение. В 1980 г. создана маоистская партия в Панаме. В 1983 г. из старой, испортившейся маоистской партии выделилась новая в Боливии (а ещё двадцать лет спустя у неё появился конкурент). В 1988 г. воссоздана разгромленная в 1970-х партия в Уругвае. В 1990 г. в Колумбии к уже существовавшей маоистской группе добавилась ещё одна. В 1991 г. маоистская группа засветилась в Коста-Рике. В 1993 году борцы против диктатуры 1980-х создали маоистскую партию в ходжаистской цитадели, Эквадоре. В 1996 г. возродился маоизм в Парагвае, а к началу нового века — в Бразилии.

В ⅩⅩⅠ веке новые маоистские группы добавились к уже существующим в Бразилии, Боливии и Эквадоре, а в Аргентине они возникли как отколы.

Текущий момент

К настоящему времени в Средней Америке существуют сразу две маоистских партии в Доминиканской Республике, одна в Панаме и, вроде как, группа в Сальвадоре.

В Южной Америке нет организованного маоизма в Гайане, Суринаме, Венесуэле и Чили, в Перу пока только группы поддержки «Сендеро луминосо». Есть маоистские партии в Колумбии, Уругвае и Парагвае, по две группы — в Эквадоре и Боливии, даже больше — в Бразилии и Аргентине.

Сноски

  1. Примечательно, что лозунг сторонников Стресснера был «Después de Stroessner otro Stroessner». Практически точной его перефразировклй выглядят слова председателя Госдумы Вячеслава Володина в интервью 18 июня 2020 г.: «После Путина будет Путин».
  2. См. газету «Правда», 9 июня 1964 г.
  3. Троцкисты в Боливии появились гораздо раньше.
  4. Революционная левая партия после переворота 1964 года ушла в подполье и раздробилась, а много позже возродилась уже как марионеточная партия диктатора Уго Бансера.
  5. В 1997‑м Уго Бансер вернётся к власти, выиграв выборы, и скончается на посту президента в 2001‑м.
  6. Самора неоднократно избирался в Сенат, а одно время даже был его председателем. Более того, в 1989—1993 гг. президентом страны был сын его сестры Хайме Пас Самора, находившийся под влиянием дяди и назначивший его министром труда (Забавно, что двоюродным братом отца Хайме был Анхель Виктор Пас Эстенссоро, занимавший пост президента в 1952—1956, 1960—1964 (это его тогда свергли военные), 1985—1989 гг.) В дальнейшем партия исчезла, но фронт сохранился, хотя влияние его сократилось. Самора скончался в 2017-м, по каковому случаю Эво Моралес выразил соболезнования. А в 2019-м, внезапно, от РФЛ баллотировался главный конкурент Моралеса, Карлос Меса, выборы проигравший, но ставший президентом после массовых волнений.
  7. Maoístas Bolivianos: La ICOR y el Desvarío Ideologico.
  8. Компартия Чили существует и поныне, получая 2—5 % на выборах, что, конечно, немало, но далеко от 16 % на пике на рубеже 1970-х.
  9. В дальнейшем, говорят, Хайме Баррос вернулся в КПЧ, но когда — неизвестно.
  10. В 2010 году «Аксион пролетария» примкнула к ИКОР, но уже в 2012‑м приостановила членство.
  11. Луис Эмилио Рекабаррен был основателем Социалистической рабочей партии Чили, ставшей затем Компартией Чили, то есть такой чилийский Маригелла.